08 Ноября, 23:55

Рианчо, оставайся? Репортаж Голышака из Тушина

Лига Европы. Групповой турнир. 4-й тур. "Спартак" - "Рейнджерс" - 4:3

"Спартак""Рейнджерс": это было весело.
 
8 ноября. Москва. "Спартак" - "Рейнджерс" - 4:3. Красно-белые выдали безумный матч.Безумный "Спартак"

Юрий Голышак
из Тушина

В этот день мы провожали Павлика… Тьфу ты, какого Павлика. С утра мы прово-жали Массимо – хотя вот был бы фокус, явись он на футбол. Присядь куда-нибудь к Фратрии. Вот это был бы контент.

Выпроваживали Карреру не так, чтоб пышно – столпотворения в Шереметьево не случилось. Хотя к самому отбытию народ и подтянулся. Кто там вспоминал проводы Адвоката? Даже Петржелы? Хотя трогательно, черт возьми!

Массимо в кепочке походил на позднего Бору Милутиновича. Или Стива Джобса. Умудрившись постареть за считанные дни. Осунулся, бедолага. Допускаю, в отеле включён только завтрак.

Я в Шереметьево не поехал. Что терзаться? Вспоминать буду, как ездил с Массимо когда-то в Испанию. Как при всякой встрече доставал фотокамеру – а Каррера морщился. Тут же надевал черные очки. Стоит ли вспоминать, как курил украдкой Массимо на фоне скалы Гибралтара. Видя меня даже без фотоаппарата, бледнел лицом. Чеканил в пустоту какой-то текст – в котором я различал лишь одного слово: "рогаццо"…

– Сам рогаццо, – зло шептал я и шёл прочь.

Вообще-то думал, Каррера давным-давно отбыл в Бергамо. Оказывается, нет. Говорят, времени не терял, ходил по театрам. Должно быть, в кукольный Образцова. Или уголок Дурова. Где ещё мистеру будет хорошо и понятно, если выучил за годы в России два слова?

А вот сейчас отбывает. Шепча "рогаццо" по другим адресам – в сторону Рауля Рианчо. Или капитана Дениса.

А Рианчо персонаж сказочный. Я б на месте спартачей такого неравнодушного не освистывал. Олега Георгиевича мы еще наслушаемся, а с этим прямо жалко расставаться. Столь непосредственных пресс-конференций не помню со времен Арсена Найденова.

Это он, Арсен Юльевич, проиграв 0:7 в Волгограде, мог сообщить:

– Судья сломал нам игру. Пятый и седьмой были забиты из офсайда.

Это он имел в "Жемчужине" двух "одно-ногих" защитников. Вася мог играть только справа, Петя слева. Никак иначе.

Арсен Юльевич в восторженном порыве на установке их перепутал. После подходят:

– А можно мы… Того… Я слева, он – справа?

– Эксперимент, мальчики? – задумался Найденов и махнул ладошкой. – Ладно! Под вашу ответственность!

– Вы тренировали Райчихинск, – расспрашивал я. – А потом приняли…

– "Ювэнтус"? – опережал меня Найденов. Именно так – через "э".

Это про Арсена Юльевича говорили – уволенный из какой-то деревенской команды, спилил и продал ворота.

Я слушаю Рианчо. Не верю ушам головы – реинкарнация случается. Даже интонации те же, задиристые.

Что можно сказать?

Приглядывайте за воротами, Леонид Арнольдович.

8 ноября. Шереметьево. Болельщики провожают Массимо Карреру.
 
8 ноября. Шереметьево. Массимо Каррера (слева) и болельщики.Был тренером, стал легендой. Самый важный трофей Карреры

**

Эх, "Рейнджерс". Сколько мы о тебе расспрашивали наших героев в "Разговорах по пятницам"? Какие люди побывали в этой команде!

– Пол Гаскойн в "Рейнджерс" мог селедку засунуть под водительское сидение, – рас-сказывал Олег Саленко. – Меня обдал пеной из огнетушителя. Тут-то мы и подрались… На трезвую голову мог выкинуть такое, что все в прострации были. Как-то Уолтер Смит, главный тренер, Гаскойну при всех напихал – так тот помочился в трусы. Демонстративно! Не удивился только Смит. Махнул рукой: "Да ну тебя к чёрту". У Гаскойна запасных турусов не оказалось – бегал в мокрых всю тренировку. Клуб интересный – главный тренер меня лично встречал в аэропорту на двухместном "Мерседесе". Чемодан не поместился, взяли такси – катило за нами с поклажей. Президент тоже яркий. Дэвид Маррей, бывший регбист, в 22 года попал в жуткую аварию, ноги ампутировали выше колена. Ушёл в бизнес, стал одним из самых богатых людей Шотландии. Шона Коннери приводил к нам в раздевалку…

Кто-то помнит другой "Рейнджерс" – как Владимир Эштреков. Проигравший им в финале Кубка Кубков.

– За два года до этого играли против "Рейнджерс", запомнился Бескову нападающий Крейг. Всё сознание ему перевернул. Только и размышлял: кого против него по-ставить? Как сдержать? В день собирались три раза – каждый раз была новая установка! С утра собрались – я в составе. После обеда – тоже, но кто-то выпал. Главная установка перед матчем – меня нет. Миша Гершкович то попадал в основу, то вычеркивался. Центральную зону Константин Иванович ослабил – лишь бы Крейга удержать. Выходим – получаем три мяча по центру. Главное – как?! Заброс метров с пятидесяти, со своей половины поля. Нападающий борется, отскок, удар – вынимай. Потом все повторяется.

– Крейг-то хороший оказался?

– Да никакой!

**

На сей раз не будет у "Рейнджерс" ни Гаскойна в мокрых трусах, ни Крейга. На что смотреть? Наотмечавшись на проводах Массимо, до стадиона доехали не все. По Садовому кольцу катит с сиреной грузовичок с каторжниками. Быть может, Кокорина этапируют. А может, нет.

Пустых мест полно что на "Открытии", что в ложе. Хотя освистывать Рианчо сил хватило.

– Как хорошо-то, – наверняка произнес он, услышав. Как недавно в Тарасовке.

А не сказал, так подумал. Люблю позитивных – чтоб ни случилось, человеку в радость.

Пяти минут не прошло – стало совсем вольно, по-домашнему. Ухх – это полетела на поле первая петарда. Едва не приземлившись за шиворот Ханни.

Леонид Арнольдович мысленно подсчитал убытки. А рано! Мгновение прошло – полетела вторая. Что любопытно – приземляясь в зоне того же Ханни. Будто он – ответственный за противопожарную безопасность.

– Руководство – вон! – голосила трибуна. Приправляя чем-то про Рианчо.

Тут-то полетела третья – и до меня, ветерана "СЭ", дошло – стреляют-то по Рианчо! Все точнее и точнее! Хитрец Ханни убрался подальше из зоны обстрела – сделав мишень совсем открытой.

Массимо Каррера усмехался с флагов язвительно. Федя Черенков смотрел с тоской.

Роман Еременко поразил собственные ворота, но никто, казалось, и не заметил. Есть дела поинтереснее.

– Со спартаковским болельщиком надо быть аккуратным, – ласково доносил до ме-ня бывший главный тренер "Спартака" Владимир Федотов. – Он такой…

Я замирал, ожидая продолжения. Какой же, какой?!

– Он и убить может, – закруглял Федо-тов.

Рауль Рианчо теперь это знает лучше всех. Пройдя через ракетно-бомбовый.

Израсходовав "Першинги", способные долететь до головы Рианчо, запалили что-то едкое. Дымом заволокло трибуну. Потянуло и в нашу сторону папахой Хабиба.

Из эпицентра понеслось что-то слаженное. Ох, Господи – не меня ли славят? Меня! Или нет? Я встряхнул головой. Выпучил глаза как степная лошадь, насторожился. Не-е-т, кажется, не обо мне:

– Глушак, иуда, у…й отсюда!

Глушаков на скамейке вслушался, переспросил о чем-то соседа. Должно быть, с большой ли пишется "Иуда".

Все жарче, все интереснее! Под милое звуковое сопровождение Мельгарехо дал понять: Макгрегор-то не тот, подложный. Хотя тоже пропускает между рук. 1:1!

Для кого-то стало новостью, что Мельгарехо еще в "Спартаке". А кто-то подметил совсем удивительное – петарды-то запускались не просто так. Красная, белая, зеленая. Ничего не напоминает? А итальянский флаг? Все ж не зря к нам, ветеранам, приставляют юнкоров. Те зоркие и бдительные.

– Надоели! – голосила трибуна. Как сказал бы Лев Лещенко, "это песня гражданского звучания".

Гаскойна, способного напрудить в штаны, у "Рейнджерс" нет. Зато есть Макгрегор в воротах. Есть и Коннор под шестым номером. Вот он, красавец, загнал в свои. Сделав игру еще веселее. Хотя куда уж занятнее? Да это не команда, это театр Сатиры.

Хотя наши не лучше.

 

 
8 ноября. Москва. "Спартак" - "Рейнджерс" - 4:3. Красно-белые трижды уступали в счете, но смогли победить.Огонь в Тушине. "Спартак" вырвал победу у "Рейнджерс"

**

"Рейнджерс" забивал в третий раз. До перерыва десять минут. Как сказал однажды Дмитрий Ананко, "Уфа" выпустила из себя воздух". Умей я формулировать столь же образно, сказал бы такое о "Спартаке".

Флаги опустились, трепыхался на ветру лишь один – с физиономией Массимо. В этом исполнении особенно похожий на Остапа Бендера.

Ох, как зябко. Сейчас бы в баню. Как сказал бы Глушаков. Все ж мы рождены для мирных, здоровых радостей.

– Эх, не знал Андрей Старостин, глядя на книгу Паваротти… – заметил приставленный ко мне, обозревателю, юнкор Ярослав Сусов.

– Джованьли, запомните! – раздраженно выкрикнул я. – Джованьоли!

**

"Познакомила нас, подружила в этот радостный вечер Москва" – написано было на лице Рауля Рианчо. 2:3 на табло? Плевать! Важнее другое – большой ли боекомплект остался у самой недружелюбной трибуны. Рауль вглядывался в лица – но ничего, кроме раздражения, прочесть было решительно невозможно.

Рианчо перевел взгляд на ворота. Уходить – так с музыкой. Леонид Арнольдович, вы помните, о чем я говорил? Опасный момент!

У трибуны валялся плюшевый мишка-инвалид. Олимпийский, я не вижу ваши руки. Да их и нет.

Рианчо покрикивал с бровки – но даже собственная команда смотрела на него досадливо. Как говорят дамы в схожих ситуациях – "ты виноват, ты сделал меня такой".

Гостевая трибуна не проявляла себя никак. Сидела, одервеневшая. Не будь британских флагов, и не догадаться, что кто-то приехал с "Рейнджерс".

**

Ч-черт, как интересно! Гол Луиза Адриану! Денис Борисович на бровке! Не успел выйти – гол Ханни! Выход Глушакова под свист – и сразу же получает капитанскую повязку!

Рианчо, казалось, увеличился в размерах. Вот он – звездный час Тренера. Олег Георгиевич с трудовой книжкой в кармане мог слегка напрячься. Ибо трудовая – не сберегательная. Еще пара таких игр с Рианчо, и весь расклад может переиграться. Дайте Раулю поработать!

Вспомните, когда нам с вами на футболе было так же весело? Выпуская Тимофеева, Рианчо прижимает к себе. Кажется, даже целует. Вот это вечер.

Лига Европы: турнирные таблицы, календарь игры и результаты матчей

Спартак - Рейнджерс

 

Комментарий

Отправить